Иглотерапия в промышленных масштабах

Автор: misdoctor  :  Рубрика: Рентген аппараты

Отвоевать внутренний рынок у импорта русская мед индустрия сумеет, иногда закрепится на наружном Принято считать, что основной неувязкой российского медпрома приходит засилье импорта, ослабление позиций российских производителей снутри страны. Закрепилась схожая точка зрения по двум причинам. Во-главных, это частично правда: по предоставленным 2007 года, на долю импорта в валютном исчислении довелось практически 57% целых продаж мед изделий на русском базаре. В естественном выражении, правда, о преобладании импорта и речи нет: по оценке Всероссийского публичного совета мед индустрии, толика российских производителей в данной отрасли сочиняет в естественном выражении 65-70% от итого размера обращающейся на базаре продукции.

Во-вторых, так как наружный рынок для большинства русских компаний вообщем никой роли не играет их там нет. Толика экспорта в корпоративном производстве русских мед изделий сочиняет младше 15%. Чтоб осознать связь меж этими показателями, определяющими не только лишь современный вид отрасли, да и ее будущность, идет желая бы в корпоративных чертах доставлять глобальный рынок мед изделий. Сообразно предоставленным ВОЗ, среднегодовые темпы роста мирового базара мед оборудования и устройств в крайнем десятилетии ни однажды не спускались гуще 10%, и к 2007 году общемировые издержки на приобретение мед техники достигли 240 миллиардов баксов (для сопоставления: размер мирового базара станкостроения оценивается приблизительно в 60 миллиардов баксов).

Львиная толика целых закупок приходится на самые высокоразвитые страны мира (сантим.. график 1), они же приходят водящими производителями, лишь в США в данной отрасли занято наиболее 411,4 тыс. человек.

Основанием для настолько массивного перекоса служат сверхвысокие душевые издержки на здравоохранение и мед оборудование в частности. Так, в 2006 году США, Европейский альянс и Япония истратили на мед оборудование 287, 250 и 273 баксов на душу народонаселения согласно. В остальном мире этакие расходы в среднем сочиняют порядка 6 баксов на душу народонаселения, а в странах Африки к югу от Сахары 2,5 бакса. В этом линии Наша родина, расходующая на медоборудование чуток наиболее 20 баксов в год на жителя нашей планеты, полностью может претендовать на роль середняка, тем паче ежели сопоставить характеристики стран БРИК (сантим.

. графики 2, 3). Но на фоне государств фаворитов перечня, чьи компании не случаем задают тон и в мировой мед индустрии, отечественные расходы на медоборудование в расплате на душу народонаселения отстают наиболее чем на порядок. По оценкам профессионалов, даже с учетом различия в стоимостях (тот или другой останавливается меньше и младше) настоящий физический разрыв в числе оборудования (не разговаривая о качестве) приблизительно восьмикратный.

Из вышеприведенных цифр можнож сделать как минимум три принципиальных для нашей предмета решения. Во-главных, мы колоссально отстали и по производству, и по употреблению медоборудования. Во-вторых, главной актив отрасли это быстрорастущий рынок, научный потенциал; технологические способности тоже главны, но, ежели рынок не будет расти, они так и останутся невостребованными, что подтверждает отечественный опыт пореформенных лет. В-третьих, как свидетельствует, в близкую очередь, опыт государств-фаворитов, разработка, создание и практическое внедрение мед техники в медучреждениях теснейшим образом соединены меж собой, поточнее разговаривая, это две доли одного процесса формирования мед технологий, и вынуть одно без иного не получится.

По корпоративному размеру реализации на мировом базаре медизделий доминируют южноамериканские компании, на долю тот или другой приходится около 70% продаж (сантим.. таблицу 3). На этом фоне неувязка импорта смотрится на 1-ый взор вправду главный.

Не достаточно того что у нас чрезвычайно узенький рынок с точки зрения подушевых издержек, так к тому же его рост эксплуатируется не русскими, а забугорными компаниями, отъедающими все огромную долю в валютном выражении, что, природно, лишает отечественные компании ресурсов, нужных для ведения разработок, сотворения инноваторских товаров и расширения собственного производства. В корпоративном, набивается решение: импорт основное злобно и с ним нужно биться. Но в данной, выглядело бы, идеальной логике по сути грызть ряд принципиальных недостатков. 1-ый и важнейший для каждого из нас содержится в том, что идет речь о технике и оборудовании, спасающем жизни жителей нашей планеты.

Ежели с высочайшими пошлинами на авто либо самолеты еще можнож примиряться, то закрыть внутренний рынок от импортной медтехники означает заранее обречь тыщи жителей нашей планеты на досрочную погибель. (Проговоримся, что идет речь о добросовестном импорте, а не о сероватых поставках либо демпинге, с сиим биться как разов необходимо безжалостно. ) В корпоративном, на этом можнож имелось бы завершить дискуссии о ущербе импорта. С социальной и политической точки зрения отказ от импорта как вариант стимулирования отрасли разумеется неприемлем.

И издержки протекционизма никак не ограничиваются заботой о гражданах. Посильнее итого от сходственного шага пострадала бы мед индустрия: оказавшись отрезанным от возрастающего мирового базара мед технологий, русский медпром, в критериях беспристрастной узости базара внутреннего, лишился бы главного ресурса развития. Бесперспективность замены усилий по развитию отрасли борьбой с импортным злом отлично понимают в Министерстве индустрии и торговли. Русский рынок мед изделий чертовски мал.

В данной отношения стабильно действовать на внутреннем базаре, тем паче соперничать на наружном, русским компаниям чрезвычайно тяжело. Без выхода на наружный рынок, наращивания размеров реализации, наши компании никогда не сумеют составить суровую конкурентнсть забугорным производителям, объясняет ситуацию начальник отдела мед индустрии департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий Минпромторга Рф Сергей Логачев. Что все-таки дотрагивается импорта, то, по воззрению Логачева, это только оборотная сторонка медали трудности узости внутреннего базара. Наши водящие мед центры, спустя тот или другой по идее обязано идти внедрение новейшей отечественной мед техники, эту функцию практически не исполняют.

Принято считать, что основной продукт медицины это здоровье людей. И это верно. Но в наиболее узеньком смысле основным продуктом по сути приходят мед технологии, тот или другой в каждом определенном случае конкретно привязаны к определенному комплекту оборудования и веществ. Сейчас для реализации инноваций отечественной медицине, к огорчению, приходится опираться на забугорные мат-лы и оборудование, так как русские аналоги, ежели таковые вообщем есть, на международном базаре не представлены и спецам не знамениты, а следовательно, любые разработки на их базе не могут иметься использованы, разъясняет Логачев.

Ну а за водящими целебными центрами, принужденными применять импортное оборудование, тянется вся страна. Иными словами, чтоб просочиться в водящие отечественные целительные центры, русским производителям до этого нужно захватить признание на наружном базаре. Феномен. Да, но с учетом глобализации вполне логичный.

И в обозримой перспективе тут ничего не поменяется. Президент РАМН Миша Давыдов расценивает ситуацию с аккуратно проф точки зрения. Осознаете, у нас сорокалетнее отставание от итого мира. Наверстать его живо, сделав что-то «на коленке», не получится.

К огорчению, русский производитель на данный момент неконкурентоспособен. Докторы предпочитают Siemens и General Electric. И верно, так как они желают ставить четкие диагнозы. Я сам 2-мя руками поддержу российского производителя, но лишь ежели он будет конкурентоспособен, разговаривает Давыдов.

Резюмируя представления профессионалов, можнож сделать решение, что ответственность за выживание и развитие российского медпрома лежит в главную очередь на самих компаниях отрасли, что вызывает два вопросца: способны ли они в принципе выполнить эту роль и какие препятствия для этого есть. В крайние 5 лет отечественный медпром показывает устойчивые темпы роста. Выпуск товарной продукции возрос по сопоставлению с 2002 годом (2,9 миллиардов рублей) практически в 12 разов и по итогам 2007 года превысил в сравнимых стоимостях 33 миллиардов рублей. Структура производства при всем этом различается сбалансированностью (сантим.

. график 3). Но настолько впечатляющей прогресс разъясняется в главную очередь эффектом густой базы: до того как начать расти, ветвь свалилась чрезвычайно низковато. О этом, в частности, свидетельствует статистика производства отдельных обликов продукции (сантим.

. таблицу 4). Анализируя индивидуальности развития отдельных подотраслей сектора мед изделий, можнож выделить ряд трендов. В секторе мед приборы и аппараты (около 45-50% корпоративного базара медтехники, толика русской продукции 45%) отечественные изготовители удачно действуют в секторе продукции массового спроса, это физиотерапевтическая, эндоскопическая, рентгеновская, флюорографическая техника, наркозно-дыхательная техника, барокамеры, электрокардиографы, авто быстрой мед поддержки, мониторы, лазерные аппараты и др.

Соответствующим образцом эволюционного развития предоставленных подотраслей может служить история отечественной рентгенотехники. В начале 1990-х годов русские изготовители рентгеновской техники издавали в большей степени нормальные пленочные рентгеновские аппараты, удерживавшие улучшение обычных мед технологий в травматологии, стоматологии и остальных областях диагностики. Ситуация начала изменяться опосля реализации русского муниципального проекта по сотрудничеству с компанией Philips, знаменитого как Challenge. В рамках проекта на основанию 2-ух оборонных компаний, ЗАО МГП Абрис (Москва) и ФГУП ТМО НИИЭМтр (Истра), имелись сделаны сборочные производства идущих в ногу со временем цифровых рентгеновских аппаратов.

В итоге, невзирая на закрытие наикрупнейшго русского производителя рентгеновской техники ОАО Мос-рентген, отечественные компании не утратили этот рынок. За счет совершенствования номенклатуры и расширения производства толика Мос-рентгена, на самом деле, имелась поделена меж новенькими компаниями, посреди тот или другой кроме вышеупомянутых можнож выделить НИПК Электрон, СП Гел-пик, АМИКО, ММЗ Вымпел. Как и в случае с МГП Абрис и ТПО НИИЭМтр, практически они все употребляют технологический и кадровый потенциал ОПК. В нынешнее время можнож констатировать преобладание отечественной современной цифровой рентгеновской техники на русском базаре и выход ее на рынки СНГрам и Азии.

Размер производства в предоставленной подотрасли сочиняет около 2 тыс. штук аппаратов в год (наиболее 60% базара), при всем этом может быть повышение размеров производства до 3-6 тыс. штук. На конкурсе 2006 года по приоритетному национальному проекту в сфере здравоохранения русские изготовители выиграли заказы на сумму, сочиняющую 74% от корпоративного размера закупок рентгеновской техники.

Расширяются поставки русской цифровой рентгеновской техники в Китай, страны СНГрам и др. Наши компании приходят также одними из фаворитов в производстве цифровых флюорографов, употребляемых при диагностике легочных болезней (наиболее 80% внутреннего базара). Фуррор русских компаний в производстве отдельных обликов мед продукции массового спроса, вообщем, не заслуживает переоценивать. С точки зрения мед технологий это все вчерашний на днях, а вот рынок современной дорогостоящей компьютеризированной диагностической техники фактически на сто процентов занят забугорной продукцией.

В частности, ультразвуковая аппаратура, томографы, высокопроизводительная лабораторная техника фактически вся в Рф импортная, что связанно сначала с неимением российского производства большинства обликов устройств. В качестве образца уместно разглядеть сектор мед аппаратов, употребляющих альфа-, бета- и палитра-излучение. Более финансово накладная техника в этом секторе мед ускорители, диагностические палитра-камеры и стерилизационные камеры. Наша родина приходит один-одинешенек из водящих глобальных разрабов в данной сфере.

Но в своем здравоохранении наша страна в главном употребляет технику импортного производства. Процесс в том, что для применения излучения нужна непростая контрольно-измерительная аппаратура, калиброванная и встроенная под определенные источники излучения. Тут и возникает неувязка: таковой аппаратуры у нас легко нет. Поточнее, не имелось.

На данный момент в рамках теснее упоминавшейся программы Challenge в Петербурге освоено создание мед ускорителей. Подобные проекты реализуются и в линии ядерных центров Росатома (Саров, Челябинск-77 и др. ). Сходная ситуация и по магнито-ре-зонансной медтехнике.

В Рф производятся отдельные эталоны магни-то-резонансных томографов среднего класса (с напряженностью магнитного поля 0,23-0,3 тесла). И желая свойства этих аппаратов на сто процентов удовлетворяют потребности мед учреждений среднего звена, а стоимость профилактики значительно гуще привезенных из других стран аналогов, неимение готовой производственной основания не дозволяет значительно прирастить размер производства в недлинные сроки. Неудовлетворительная ситуация сохраняется и в секторе ультразвуковой техники. Высококачественной элементной основания для сотворения своей техники у нас не хватает, потому почти все русские компании, предлагающие ультразвуковые аппараты, употребляют западные комплектующие.

Не считая того, снятие на подготовительном шаге по формальным причинам линии русских производителей с конкурса по приоритетному национальному проекту в сфере здравоохранения (наши компании заработали 4,6% размера заказов на ультразвуковое диагностическое оборудование) уменьшило долю русских производителей на базаре, по оценкам профессионалов, до 10%. Ежели разговаривать о том, как обстоят задевала в секторе мед устройств и аппаратов в целом, то кроме специфичных заморочек можнож выделить одну корпоративную отношения с ОПК. С одной сторонки, без кадрового и технического потенциала оборонки, полностью может быть, русским компаниям вообщем бы ничего не удалось противопоставить забугорным соперникам. Сейчас совокупный размер реализации мед продукции предприятиями оборонно-промышленного комплекса, Росатома и Роскос-моса сочиняет около 20% от корпоративного размера русского производства мед изделий, в то пора как выпуск этими предприятиями особых веществ и девайсов для мед изделий, по разным оценкам, превосходит 50%.

С иной сторонки, для ОПК создание мед изделий служит только доборной формой занятости, не приносящей в нынешнее время существенного заработка компаниям предоставленного сектора. Не считая того, служба на специфичном базаре мед продукции просит применения значимых доп средств на маркетинговые мероприятия и умышленно приготовленных кадров в области маркетинга мед продукции, тот или другой фактически нет во почти всех структурах ОПК. Потому большая часть компаний оборонно-промышленного комплекса, Ро-сатома и Роскосмоса предпочитают делать серии разовых регистрированных заказов на поставку определенных партий спецматериалов и девайсов, не связанных с рисками реализации окончательной продукции на базаре. Таковая организация службы фактически исключает неизменный выпуск значимых партий окончательной мед продукции и ее плановую модернизацию, расширение номенклатуры.

Отметим, что неувязка кооперации меж медпромом и ОПК живет не только лишь в Рф. Создание военной техники и вооружений и выпуск наукоемкой мед техники недалеки технологически. Потому фактически все водящие мировые фавориты в области производства вооружений приходят также и глобальными фаворитами в производстве мед техники (GE, Siemens, Philips, Dornie и др. ).

Благодаря долголетнему опыту удачной службы в мед секторе они закончили принимать эту количество собственного бизнеса как факультативную. Разумеется, русским компаниям ОПК также нужно произвести переоценку ценностей. Ранее Наша родина имелась обычно сильна в секторе мед прибора (15-18% базара медтехни-ки, толика отечественной продукции 20%). Благодаря взаимодействию производителей с водящими докторами Рф, начатому еще в начале прошедшего века Николаем Пироговым, русский хирургический инструмент высоко ценился во почти всех странах.

В 1970-1980-е годы русские компании, разрабатывавшие и производившие мед инструмент, имелись наикрупнейшими в Европе, а их продукция не уступала наилучшим забугорным образчикам. Базу инженерных кадров подотрасли сочиняли былые спецы авиационной индустрии. Но к началу 1990-х производимые мед приборы теснее значительно отставали от продукции глобальных фаворитов, что имелось соединено с искусственным ограничением номенклатуры для массового производства и упрощением подготовки мед кадров. В нынешнее время размер выпуска мед прибора в Рф существенно сократился, что вызвано резким понижением внутреннего спроса на него из-за приоритета закупок драгоценного импортного мед прибора для водящих мед центров и массовых поставок из Пакистана низкокачественной продукции по демпинговым стоимостям, а также значимым сокращением в Рф производств маленьких партий спецсталей.

В то же пора разговаривать о том, что этот сектор потерян, нельзя. В стране грызть этакие компании, как Казанский медико-инструментальный завод, микрохирургическими комплектами тот или другой пользуются всемирно знаменитые кардиологи Майкл Дебейки и Ренат Акчурин, либо екатеринбургская компания Медин-Н, освоившая изготовка обширной номенклатуры идущих в ногу со временем мед игл и комплектов шовного мат-ла с внедрением биодеградирующих нитей собственного производства. Для восстановления предоставленной подотрасли, по воззрению профессионалов, нужно сохранить высококвалифицированные кадры (пора подготовки наиболее 15 лет), обеспечить ветвь маленькими партиями особых сталей, минимизировать попадание на русский рынок партий низкокачественного дешевенького импортного прибора и, самое основное, возобновить разработки новейшего мед прибора с ролью водящих русских докторов. Суровые трудности мешают и динамичному развитию подотрасли мед оборудования (10-12% российского базара медтехники, толика русских компаний 30-35%).

Главная номенклатура подотрасли включает операционные столы, электросветильники, стерилизаторы, дезинфекционные камеры, бальнеотехнику, специализированную мед мебель, агрегата ликвидирования мед отдалений и др. Главной фактор, удерживающий развитие производства, неимение отраслевых научных учреждений, разрабатывающих эту технику. Заводские конструкторские подразделения не выдерживают конкуренции с забугорными (в том числе белорусскими) производителями. Для отдельных групп мед оборудования, таковых как агрегата ликвидирования мед отдалений, отсутствует методическая основание, что мастерит экономически возможным вывозить мед отдаления на корпоративную свалку и выплачивать штрафы, не беспокоясь о эпидемиологических последствиях.

Меж тем бесспорным свидетельством необходимости развития данной группы оборудования приходит ажиотажный спрос на русские агрегата деструкции примененных инъекционных игл, доставляющих самую большую опасность случайного инфецирования для мед персонала. С подотраслью изделий мед направления (25-30% базара, толика российских компаний 30-35%) тоже не многие гладко. В частности, создание шприцев однократного внедрения у нас в нынешнее время сокращается. Это соединено как с тем, что введенные в баста 1980-х годов технологические полосы фактически выработали срок эксплуатации, так и с начатым по советы ВОЗ переходом США и Евросоюза на шприцы однократного внедрения третьего поколения, исключающие вероятность повторного внедрения.

Неимение муниципального вывода о переходе на новейшие шприцы в Рф (стоимость новейшего шприца на 20-30% выше) тормозит развитие итого сектора: инвестировать в создание шприцев второго поколения бесперспективно, а спроса на продукцию третьего поколения пока нет. Главные русские изготовители порядков для забора и переливания крови, кровезаменителей и инфузи-онных растворов: Тюменский завод мед оборудования и приборов, завод Синтез (Курган), ПО Дельрус (Дубна) из года в год понижают объемы производства в отношения с ростом поставок китайской продукции по демпинговым стоимостям. При всем этом водящие отечественные компании отрасли обладают современные мощности для роста производства в два-трижды. Другими словами это конкретно тот вариант, иногда можнож разговаривать о необходимости борьбы с бесчестной конкурентнстью.

Зато в Рф фактически нет заморочек с своими перевязочными средствами (вата, марля, бинты стерильные и нестерильные, клеи, пластыри, особые сочетанные с лекарствами перевязочные мат-лы). Благодаря заказам Минобороны отечественное здравоохранение в нынешнее время располагает обилием разработок. Эти изделия производятся в огромных числах на предприятиях текстильной индустрии (в главном вата, марля, бинты) и на маленьких специализированных предприятиях мед индустрии (особые перевязочные средства). По предоставленным Минпромторга, в нынешнее время лицензии на создание мед техники в Рф обладают наиболее 3 тыс.

компаний, тот или другой в сумме издают около 17 тыс. обликов мед изделий. Из их 1,1 тыс. компаний спец компании, изготавливающие лишь мед технику.

Около 700 это компании оборонно-промышленного комплекса, космической, атомной и текстильной индустрии, для тот или другой мед изделия приходят диверсификационной продукцией. При всем этом численность действующих в отрасли условно мала: в 2007 году (наиболее свежайшие сведения пока отсутствуют) в ней имелось занято 43,6 тыс. человек. Другими словами, русский медпром вотчина маленьких и средних компаний, и эта картина не сильно различается от мировой.

Невзирая на наличие за рубежом больших концернов, специализирующихся на производстве мед изделий, ватерпас консолидации в глобальном масштабе чрезвычайно густ. Тут, в отличие от фармацевтики, нет доминирующих игроков, толика самых больших и диверсифицированных производителей (Johnson & Johnson, Siemens, GE Healthcare) в корпоративных продажах мед оборудования и прибора не превосходит 18%.



Оставить комментарий

Вы должны войти для комментирования записи.